Я ЗАСЛУЖИВАЮ ПОВЫШЕНИЯ

Я ЗАСЛУЖИВАЮ ПОВЫШЕНИЯ
Предыдущая11121314151617181920212223242526Следующая

...каждое поколение тратит немного больше, с жадностью и вожделением кбогатству, заимствуя у будущего... Доналд Роберт Пэручи Маркус (1927) Некоторое время назад, летя из Орегона в Аризону, я был единственнымпассажиром в первом салоне и завязал разговор с одной из стюардесс. Заметив,как приятно и весело она исполняла свои обязанности, я спросил у нее,нравится ли ей работа. - Я люблю эту работу, - ответила она. Затем, поле паузы, сказала: Но япросто ненавижу компанию. Они несправедливо к нам относятся. - Что вам не нравится в компании? - спросил я. - Во-первых, у нас нет трудового контракта, - ответила она. - Они всеговорят нам, чтобы мы подождали, но уже прошел целый год. Я не знаю, какдолго смогу терпеть такое отношение. Она была явно рассержена. - Так что же вы хотите от этой компании? - спросил я. Она посмотрела на меня, как будто я был с Марса. - Больше денег, конечно. Больше льгот и было бы мило - большуюгарантированность рабочего места. Я начал чувствовать себя настоящим директором компании, на которую онаработала. Я ответил ей, что по данным, которые мне известны, ее компанияимеет крупные финансовые неприятности. - Ну, это не моя вина, - заметила стюардесса. - Я просто хочу получатьто, что было обещано. Симпатия между нами быстро улетучилась. - Когда я пришла работать в компанию четырнадцать лет назад, - объяснилаона, - нам сказали, что у нас будут периодические повышения, еслипредоставить хорошие отзывы. Что ж, у меня отличные характеристики, и ядовольно долго работаю в этой компании. Летчики раньше меня получили своиповышения, так почему же я не могу на это рассчитывать? Мы с мужем небедствуем, но мы не продвигаемся вперед, как планировали. Я заслуживаюповышении! Я кивнул. Она тряхнула головой с возмущением. - Ребятам наверху платят миллионы. У них у всех есть золотые парашюты,чтобы покинуть этот тонущий бизнес, а у нас до сих пор нет контракта. Этонесправедливо. Не мы управляли плохо компанией и наделали долгов. Я хотелабы бросить эту работу, но возраст... Я не хочу начинать с чего-то нового зaменьшую плату. Я чувствую себя в ловушке. Когда полет закончился, я поблагодарил ее и пожелал удачи. Я так многомог бы ей сказать, но понимал, что есть миллионы и миллионы людей таких, какона, во всем мире. Она была честным трудолюбивым человеком, который вфинансовом и профессиональном отношениях стал жертвой страха, кроящегося вдезинформации школьного образования. Это заблуждение поражает не только авиакомпании. Оно поражает всех - отфермеров до производителей компьютеров. Оно поражает индустрии, появившиесяв аграрный век, и индустрии информационной эры. Те, кто ищет новуюинформацию и воспринимает новую реальность, обретут возможность жить очень,даже очень хорошо. Но те, кто держатся за то, чему учили в наших школах,будут дальше прозябать или сражаться за свои льготы и в конце концовпогибнут в этих войнах финансово и профессионально. Идея, что "я заслуживаю повышения", устарела. Любой человек или компания,поддерживающая такую точку зрения, является динозавром. Идея, что нам должныповышать зарплату за выслугу лет, оказалась возможной во времяиндустриальной эры и во время экономических подъемов, когда деньги былидешевыми, а кредиты - легко доступными. Но те дни миновали. В эре 90-х мынаходимся в середине трехстороннего столкновения: аграрной, индустриальной иинформационной эры. И это столкновение посылает шоковые волны по всему миру.Чтобы выжить, не говоря уже о том, чтобы процветать в такой обстановке, мыдолжны научиться мыслить новаторски. Вряд ли мы выживем, если будемдержаться устарелых идей. Мы все нуждаемся в переорганизации себя впреддверии миллениума. Это означает полную смену парадигмы образования сокончательным изгнанием старых идей, которые нас более не обслуживают исоздание оперативного пространства для нового мировоззрения, рождающегося напланете Земля. Индивидуумы, организации и нации, которые сумеют сделать это быстро, современем будут чувствовать себя хорошо профессионально и финансово.Следующая декада станет для них яркой и обеспеченной. Те, кому не удастсяперестроиться, будут страдать в нищете. Это приведет к еще большему Хаосустолкновения старого и нового мировоззрений. Богатые станут еще богаче,расширяя пропасть между собой и менее удачливыми братьями и сестрами. Абедные станут не только беднее, но и злее. Как долго будет длиться этотхаос, будет зависеть от желания системы образования измениться. При идеальной экономике работник удостаивается повышения за увеличениепроизводительности: чем больше вы даете, тем больше получаете. Но между 1900и 1973 годами люди имели повышения не потому, что производили больше, апотому, что техника и дешевые источники энергии держали расходы на низкомуровне. По мере того, как падали цены на нефть, доходы росли, работникитребовали большей оплаты труда. Современные станки, которые увеличилипроизводительность и которые работали на дешевой нефти, производились повсей стране, и все были счастливы. Но постепенно люди стали ленивыми. Онипривыкли к мысли, что эта цепь дешевизны будет тянуться вечно.Образовательная система начала вести себя в этой экономической ситуации так,как будто она стала абсолютной правдой, которая никогда не изменится. Затем, в 1973 году, пришла расплата за ракеты на нефтяном топливе. Чтобыизбежать повышения цен на нефть были урезаны выплаты. Бизнес сталреорганизовываться - на больший объем работы нанималось меньшее количествоработников. Это был единственный способ многих отраслей бизнеса оставатьсяконкурентоспособными. Внезапно на улицах появились бездомные, потому чтоправительство сократило разного рода дотации и пособия. Работникам верхнего эшелона менеджмента и профессионалам новых технологийстали платить больше. Европейские, японские и арабские страны, видя для себя явные выгодытакого экономического климата, затопили американский рынок деньгами. С такимколичеством денег, дрейфующим повсюду, молодые профессионалы, которые ничегодругого не знали, начали скупать атрибуты недорогой роскоши - машины,совладения, разного рода электронные приспособления. Проблема была в том,что тогда денег повсюду было много, но не было повышения производительности. Люди постепенно привыкли к тому, что им платят больше только за то, чтоони делали одно и то же изо дня в день, год за годом. Цены росли, и людивынуждены были покупать товары во избежание того, чтобы стать жертвамидефицита. Затем мыльный пузырь лопнул. Кредиторы захлопнули кредитную дверьи экономика замедлила ход. Цена одалживания денег росла и росла. Становилосьтруднее и труднее получить кредит. Все это время потребительская цена на нефть росла. Сегодня мы все еще неимеем более дешевой альтернативы нефти. И те люди, компании, правительства,которые не имели способности производить, вышли из игры. Скользкая гонка закончилась - наконец-то на какое-то время. В туманеэкономических спадов и потрясений люди становятся напуганными. А со страхомприходит жадность, которая, как известно, разрушала целые экономическиесистемы, оставляя миллионы людей в нищете. Жадность, как мы определяем ее в современном экономическом климате, это"брать больше, чем даешь". Чтобы процветать в 90-х годах, нам всем нужнопроизводить больше, и именно то, что покупается, чтобы успевать за временем.Повышения зарплаты происходят все реже и с большим интервалом между ними.При условии сохранения прежних прерогатив старый порядок будет гарантироватьэкономический упадок для индивидуумов, компаний и целой нации. Проблема в том, что мы не обучаем людей производить больше. Насаждаяэтику, гласящую, что вы должны делать только то, что вам говорят, недопускать ошибок и не создавать шума, мы как раз напрашиваемся на проблемы.Если мы не научимся умениям, необходимым для нашего настоящегоэкономического климата, мир пройдет мимо нас. Наши современные методыобучения готовят людей быть ненужными к тридцатипятилетнему возрасту,планируя их будущее вокруг повышений, который никогда не наступят, оставляяих у порога еще больших финансовых проблем. Что является причиной этого?Почему уровень жизни многих падает? Почему число крупных компанийуменьшается вместо того, чтобы расти и расширяться? Почему так многотрудолюбивых служащих увольняют? Почему Запад уступает первенство Востоку?Как так получается, что японцы покупают лучшие американские киностудии,отели и компании? Одна большая часть ответа в том, что мы хотим получить больше денег, неделая ничего по-новому, по-другому. Мы хотим стать богаче без приобретенияиных новых знаний. Чтобы получать больше, мы должны отдавать больше ипроизводить больше. Нам нужна новая информация. Эта нехватка информациипривела в свое время к исчезновению целых цивилизаций, - вспомните историючеловечества. Пришло время перестать отождествлять деньги с богатством имерить богатство деньгами. В эру информации богатство - это то, что человек знает. Сегодняинформация важнее материальных ресурсов таких, как золото, земля и деньги.Причина того, что персонал авиакомпании не может получить надбавки в том,что доходы компании не растут. Вы не можете удержаться на плаву, если хотитебольшего, но ничего не делаете по-новому. Я помню, как в пятом классе изучал американскую историю. Наш учительухмылялся, когда рассказывал, как Петер Минаит купил у индейцев островМанхэттен за эквивалент 24 долларов, расплачиваясь одеждой и стекляннымибусами. Мне было 10 лет, когда я получил тест по этому разделу. Вопросы былиприблизительно такими: 1. В каком году Петер Минаит купил Манхэттен? 2. Как называлась его трэйдинговая компания? 3. Сколько ом заплатил в гульденах? Что мы должны были понять из этой сделки по продаже недвижимости Минаиту,совершенной в 1626 году? Мы могли бы постичь, как учиться на своих ошибках.И могли бы исследовать внешние факторы, повлиявшие на сделку, чтобывыяснить, какие экономические явления там происходили. Мы могли быиспользовать это событие в истории, чтобы иллюстрировать разницу междуденьгами и богатством: что, наверное, решение индейцев было мудрым решением,соответствовавшим их системе убеждений в то время. Конечно, любой из этихпунктов был бы более ценным, чем запоминание дат и сроков, которые можнонайти в учебнике по истории, если вам когда-нибудь понадобится этаинформация. Вот несколько предположений, чему мы могли бы научиться изистории покупки Манхэттена у индейцев: 1. Разница между информацией и технологиями и мощи насилия. Индейцызнали, что у европейцев есть сверхмощное оружие, с помощью которого онисмогут прибрать Манхэттен к рукам независимо от того, будут ли они платитьза землю. Они знали, что их правлению остались считанные дни. Назовем этотспособ силового улаживания коммерческих вопросов "Системой Рэмбо". Та жесистема применяется сегодня городскими гангстерами по отношению к игорнымточкам. Те же фундаментальные принципы работают повсюду в мире. И мы должныпонимать, какую мы платим цену за осознание этого факта. 2. Использование информации и технологии в бизнесе. В то время, какиндейцы владели богатство в эквиваленте земли, богатство европейцевсоставляли информация и технологии по производству одежды и стеклянных бус. Итак, Петер Минаит взял что-то, что представляло собой оченьнезначительную ценность - одежду и бусы, которые его информация позволялалегко производить, и обменял это на землю, которую индейцы имели внеограниченном владении. Мы могли бы почерпнуть отсюда, что информация итехнология позволяют создавать истинные богатства. Мы также могли бы понять,что деньги - не истинный источник богатства, а лишь конечный его результат. Если вы все еще хотите продолжать смеяться над индейцами, простоостановитесь н оглянитесь вокруг. Сегодня уже больше не европейцы покупаютза безделушки индейские земли, а японцы и другие продают свои электронныеигрушки, используя наши же деньги, чтобы контролировать наше истинноебогатство. Поменялись местами игроки, но принципы остались те же. Сегодня за бумажные безделушки мы распродаем богатство наших детей. Лишьнесколько из нас обогащаются за счет миллионов наших современников и будущихпоколений. Это то же самое, что убить гуся, несущего золотые яйца а затемкопить эти яйца. Если бы мы заботились о гусе, у нас никогда не кончались быяйца! Источниками фундаментальных потоков нашей экономической системы являютсяидеи английского экономиста Томаса Мальтуса, впервые популяризованные вначале 1800 годов. Мальтус изучал количество натуральных ресурсов (уголь,железо, золото и т.д.) во всем мире и затем сравнил их с населением Земли,Эти исследования привели его к заключению о том, что скоро на слишкоммногочисленные население будет приходиться слишком небольшое количествоприродных ресурсов. Сегодня западная экономика базируется на этой статистике- но такой подход уже устарел. Экономика Японии между тем основывается на несколько других идеях. Ихнаибольшим достоянием является труд и информация. Сегодня природные ресурсыеще больше поднялись в цене, чем во времена Мальтуса. Америка проигрываетсегодня не потому, что ограничена ресурсами, а потому, что все еще опираетсяна идеи Мальтуса. Сейчас его теория доработана и усовершенствована, и продолжаетприковывать к себе всеобщее внимание. Почему мы насаждаем устаревшие теории?Если вы пойдете на занятия по экономике, вы обязательно обнаружите тампрофессора, поклонника Мальтуса, требующего подобного поклонения и от своихстудентов. Проверьте ваши собственные мысли на этот счет прямо сейчас, Как часто вызадумывались о том, что чего-то может не хватить? Вы считаете, чтонедостаточно денег? Вы считаете, что нет достаточно еды накормить голодных?Вы считаете, что нет достаточно любви или времени? Или, как считал Мальтус,нет достаточно природных ресурсов. Мальтус решил, что количество природных ресурсов ограничено. Но он непредвидел при этом появление неограниченной информации и технологии. Споявлением последних мы добились, к примеру, прекрасной трансляционной связимежду Европой и Америкой, использовав 175000 тонн меди. Kогда это былозакончено, наша космическая программа сэкономила огромное количество кабеля,который по существу отпал за ненадобностью, так как устарел. Объединяятехнологию и ресурсы, мы постоянно будем способны делать большее изменьшего. Японцы обходят нас в бизнесе потому, что продолжают выпускатькачественную продукцию с наименьшими затратами. Они следуют принципуэфемеризации, проще говоря: принципу большего из меньшего. Выжить всегодняшнем бизнесе могут лишь те компании, которые способны поставлять нарынок лучшую продукцию по лучшим ценам. Идея, что вы просто можете увеличитьрасходы, устарела. Сегодня предпочтение отдается эффективности, а невысокомерию. Сегодняшней проблемой является не дефицит, а обеспеченность. Бизнесдолжен сегодня производить несоизмеримо больше за меньшую цену того, что ужедавно производится в большом количестве. Вы просто пойдите в магазин ипосмотрите на качество и количество одежды, доступной по отличным ценам. С1985 по 1990 наши производители автомобилей повысили цены на них на 20%. Иони же удивляются отсутствию спроса. Если автодельцы хотят остаться вбизнесе, они должны опускать цены или совершенствовать автомобили или делатьи то, и другое. Если этого не случится, это будет означать, что все большерабочих будут терять работу, пока верхушка компании будет раскрывать свойпарашют и спасать свои деньги. Это означает, что лидеры компаниисфокусировали свое внимание на деньгах вместо того, чтобы пользоватьсяпринципом эфемеризации. Они уморили своего гуся и покончили с яйцами. Мастер Суроу из MIT однажды описал капитализм как систему провалов. Этосистема, в которой эффективное большинство вытесняет неэффективноебольшинство. Идея лояльности качества или национальной лояльности устареваетв сегодняшней глобальной экономике. Это рынок диктует сегодня потребительский заказ на лучшую продукцию поменьшим ценам. Неважно как громко мы кричим "Прощай, Америка", реальностьсегодняшнего дня такова, что выигрывает тот, кто эффективен, ктопредоставляет высшее качество по минимальной цене. Уже сейчас Япония и Восток наиболее эффективны в электронике. Онипродолжат продавать нам товары народного потребления, которые каждый годстановятся все лучше. И именно оттого, что они все лучше с каждым годом,прошлогодние модели устаревают, и цены на них падают. Проблема в том, чтоони продают свои электронные безделушки, не представляющие особой ценности,в обмен на наши с трудом доставшиеся деньги. Следующее, что они собираютсяпокупать - это истинное богатство нашей страны - нашу будущую растущуюиндустрию отдыха и развлечений - и для работы в ней наймут наших детей. Все эти японские покушения, естественно, не собираются решать нашипроблемы. Мы ведь не страдаем неспособностью производить. Все, что угодно,только не это! Наш дефицит - новое мышление. Та же проблема, котораяпобедила американских индейцев, маори Новой Зеландии, гавайцев, аборигеновАвстралии и многие другие туземные народы - недостаток информации - начинаетзабивать Запад. Люди, поверившие в дефицит, становятся жадными. Наш бизнес иправительство переполнены жадными людьми. Из-за того-то люди боятсянехватки, они начинают действовать в отчаяньи и совершать отчаянные попытки. Теория Мальтуса, идея дефицита также способствует созданию менталитета"мне первому" и "выживает сильнейший", ведущему в свою очередь кимпериализму. Оттесняй слабого потому, что не хватит. Хватай их ресурсы инаши люди будут жить. Во имя этого социального дарвинизма мы уничтожилимиллионы туземцев. Когда я во Вьетнаме оказался пойманным в сети имперскойполитики, я почувствовал, что это еще не все. Когда я взаимодействовал сменеджментом американской лесной промышленности, я убедился, что они всемыслят в русле дефицита. Наши вырубленные леса - тому доказательство -ресурсы, которые мы должны были выращивать годы назад, а не уничтожать радисиюминутной выгоды. Если мы хотим эволюционировать, мы должны научиться мыслить иначе. Идея"выживает сильнейший" жестока и бесчеловечна. Она же продолжает скрываться вучебных планах нашей системы образования. Наши школы продолжаютклассифицировать, категоризировать, оценивать и противопоставлять одногоребенка другому в жестокой игре выживания сильнейшего, разыгрывающейся вклассных аудиториях по всей стране. Наша образовательная система полностью описывается теорией Мальтуса.Недавно одна из школ Портленда в Орегоне значительно подняла плату заобучение. В некоторых случаях зарплата учителей выросла на 30%. С однойстороны я рад за них, что они теперь зарабатывают больше, а с другой ониобрекли себя на отсутствие работы. Может быть, не себя лично, но учителей вцелом. Им тяжело будет найти работу по профессии, которая бы оплачиваласьтак же и была гарантированной. Почему я могу это утверждать? Очень просто.Учителя хотят повышения оплаты без соответственного увеличенияпродуктивности. Истина в том, что высокооплачиваемая школа рано или поздновынуждена будет корректировать свои расходы, что вызовет недовольство иродителей, и детей. Если учителя думают, что их работа гарантирована, и что они могут простотребовать повышения зарплаты потому, что их защищает правительство, им стоитпосмотреть на то, что происходит в Американском Почтовом Сервисе. Тамдумают, что у них есть монополия (дефицит) потому, что они правительственнаяслужба. Но наша жизнь ускоряется, а почтовая служба отказываетсясоответствовать нуждам своих потребителей. Федеральный Экспресс и другиечастные почтовые службы родились только потому, что наш почтовый сервисслишком высокомерен - они думают, они единственное шоу в городе. Люди хотятплатить за скорость - и за лучший сервис, чего не может предоставить имгосударственный департамент. Бизнесмены заполнили пустую нишу частными почтовыми услугами. Имея факсы,стоящие меньше, чем средний цветной телевизор или музыкальный центр, частныепочты начали конкурировать с американским почтовым сервисом. Если последниеподнимут цены без улучшения сервиса, они будут вытеснены из бизнеса. Нашипочтовые служащие могут продолжать ожидать повышения зарплаты без улучшениякачества обслуживания только потому, что их защищает правительство. Какдолго может просуществовать такая наивная некомпетентность, посмотрим. То, что происходит с нашим почтовым сервисом, происходит сейчас и всистеме общественных школ. Их дни сочтены. Образование - единственныйбизнес, который в случае провала обвиняет потребителя. Недовольствонаселения по поводу повышения налогов на образование без мало-мальскойотдачи постоянно растет. Недавно я встретил учительницу, которая сказала, что у меня нет правапреподавать, так как я не имею педагогического сертификата. Она хотела бызнать, что дает мне право преподавать. Я сказал ей, что это право дает мнесистема свободного рынка. Если бы мои студенты не считали бы, что в обмен насвое время и деньги они получают от меня нечто ценное, они не стали бырекомендовать свое обучение своим друзьям, и я бы оказался вне своегобизнеса. Затем она хотела знать, как я могу так много тратить. И снова яответил, что люди готовы платить больше, если в короткое время получаютбольше. Далее она сказала, что это ужасно, когда люди наживаются наобразовании. Она была совершенно не в состоянии увидеть, что получаемаявыгода прямо зависима от уровня удовлетворения потребителя - люди будутплатить за те товары, в которых есть потребность. Каждый раз, когда я слышу преподавателей, требующих большую оплату заменьшее обучение, мне хочется спросить, в каком мире они живут. Как говорятмолодые пилоты в фильме "Сверхоружие", мне нужна скорость. У учителей должнабыть та же потребность. Мир движется для них слишком быстро, чтобыудержаться в общем потоке. Большинство преподавателей не понимает, чточастное обучение такое, например, как мое, не было бы таким прибыльным илитаким успешным, если бы общественные преподаватели выполняли свою работуболее эффективно. Одна из причин, по которой наши инструктора зарабатывают денег больше,чем учителя общественных школ в том, что одновременно мы обучаем от 50 до1000 человек. Мы обучаем людей большему количеству информации за меньшеевремя с большим удовольствием. Классическая система образования хочетобучать только нескольких детей, предлагая за более длительное время меньшееколичество информации и расходуя больше денег налогоплательщиков. Образование - одна из величайших индустрии в мире. Бизнес, самостоятельнообучая своих работников освоению новых технологий, тратит биллионы долларов.Между тем технологические преимущества и обучение им абсолютно игнорируютсядобродетельными преподавателями. Как недавно обнаружили швейцарцы, игнорирование технологии может влететьв копеечку. В течение 15 лет 65% швейцарских рабочих потеряли работу потому,что не придерживались LCD-технологии - технология, которую сами жеразработали, надеясь на то, что мир всегда будет обращаться к ним за ихбесценным умением. Сегодня единственный способ сделать швейцарские часыдороже каких-либо других, это добавить в них золото. Снова высокомериеотступило перед технологией. Преподаватели должны осознавать, что технологии могут и меняют их.Телевидение, компьютеры и обучающие видеоигры обеспечивают более эффективноеобучение, предоставляя значительно больше информации, чем это может сделатьучитель, в забавной и увлекательной форме даже для самых маленькихобучающихся. Между тем слишком много учителей продолжает верить в то, что ихработа гарантирована из-за стажа или профсоюзов. Большое количество другихучителей чувствует себя в безопасности из-за предположительной будущейнехватки учителей. Что учителя не могут еще до сих пор понять, так это то,что самые лучшие из них вышли уже на видео и другие медиа средства и вскором времени станут выдающимися сиделками для массового потребителя. Еслибы я был традиционным учителем, я бы изменил свои стереотипы и постарался бынаходиться в постоянном поиске новых ответов. Постоянно меняющиеся технологии будут продолжать менять будущее,подвергая безостановочному тестированию качество труда и качество нашихзнаний. Параллельно с этим, вопрос, заслуживаем ли мы повышения, будетнаходиться в постоянно меняющейся позиции. Хорошим примером здесь может служить индустрия видеопроката. Свозникновением которого кинотеатры резко понизили свои доходы. Видеопрокатобеспечивал значительно большим за значительно меньшую плату и приобрелбешеную популярность. Но сегодня мы наблюдаем появление множества другихтехнологий. Кабельное телевидение к примеру, отбирает все большую и большуючасть видеобизнеса. Даже сейчас в момент написания этих строк обсуждаетсявозможность открытия библиотек кабельного телевидения, где заказчик сможетвыбирать среди сотни фильмов на удобное время. Конечно кинотеатры ивидеопрокаты при этом окажутся в более суровом положении, но нет нималейшего сомнения в том, что эта новая технология станет успешной. У насбольше не будет беспокойств из-за возврата видеокассет. Выбор будетпрактически неограничен и нет сомнения в том, что цена будет продолжатьпадать. Как факсы заменили ручную переписку, так на смену бизнес-встречам придутвидеотелефоны. Они смогут обеспечить общение лицом к лицу, сидя в своихофисах или дома. В то же время это снизит доходы авиакомпаний так же, каксобственно и доходы всего туристическою бизнеса в целом; отельного,мотельного, проката машин, такси, ресторанов и всего сопутствующего сервиса.Все это еще один пример того, как технологии будут обуславливать продвижениевперед и перемены на лице нашей экономики. Каждый раз, когда развивается новая технология, меняются возможноститрудоустройства. Новая продукция требует новых знаний, новой информации,нового сервиса, и пока мы будем перемещаться, мы будем обнаруживать, чтодеятельность, которая поддерживала нас вчера, больше не существует. Рисуятакие перспективы, я бы посоветовал обслуживающему персоналу авиакомпаний,который хочет повышения оплаты то же самое, что и любому другому: Смотритевперед и ищите новые ответы. Прошли те времена, когда люди или организациимогли просто сказать: "Я заслуживаю больше денег", не предложивши ничеголучшего взамен. Бели вы хотите стать богаче, начните каждый день задавать себе вопрос:"Как я могу делать большее за меньшее?"


0007359892949312.html
0007395881647308.html
    PR.RU™